Ансония: ферма на крыше и секс-клуб в подвале

Этот дом трудно не заметить -  стоит он на Бродвее между 73 и 74 улицами , занимает целый квартал и украшен многочисленными архитектурными финтифлюшками в стиле Beaux-Arts.  Построил этот дом Вильям Стокс, наследник  большой семейной корпорации по добыче полезных ископаемых.      Когда его отец в 1881 году умер, Вильям опротестовал завещание и подал в суд на своего брата за то, что тот  якобы выкинул его из семейного бизнеса.   Суд поддержал  Стокса  его и присудил  ему  один миллион долларов, который Вильям вложил в строительство.   


Стокс считал , что Западный  Бульвар( так тогда назывался участок Бродвея который тянулся  вдоль Центрального парка на север)  станет в будущем самой главной улицей города, а вот Пятая Авеню, на которой тогда и селились все основные богачи города, станет чем-то вроде Елисейских полей в Париже.  Стокс, кстати обладал тогда таким большим влиянием в городе, что Западный Бульвар ( то есть Бродвей) замостили на пять лет раньше Пятой авеню.
 И вот на этой своей главной улице он задумал построить главный дом! Он начал потихоньку скупать землю, благо в те времена  в этой части города строительство еще не развернулось в полную силу.
 Ансония официально открылась в апреле 1904 года. Стокс назвал этот дом в честь своего дедушки Ансона  Фелпса.   Архитектором дома был  Пол Дуби, обучавшийся, как и все знаменитые Нью-Йоркские архитекторы того времени, в Париже в Академии искусств. Но Стокс влезал во все детали и в конце-концов понизил Пола в звании до простого чертежника.   
 
Ансония была не просто жилым домом, это был роскошный дом-отель. В нем было 1400 комнат и более 300 квартир.  Внутри стен была проложена пневматическая почта для обмена письмами между жильцами и обслуживающим персоналом.  В тех же стенах, весьма толстых, были замурованы  трубы, по которым из подвала гнался холодный  воздух для охлаждения в летнюю жару.
 У этого отеля имелся свой декоратор, который отобрал около шестисот картин для украшения лобби и  коридоров.   В каждом номере и квартире был набор полотенец , салфеток и скатертей, который обновлялся три раза в день.  Внутри здания  шла по кругу до самого тринадцатого этажа лестница с белыми мраморными ступеньками и перилами красного дерева, днем освещаемая лучами солнца через стекленный купол на крыше здания.   Лифт в здании тоже был- даже несколько.
 
Внизу отеля был расположен обеденный зал на 1300 гостей и бассейн с живыми морскими львами, а в подвале - тоже бассейн, но  уже не для зверей, а для жильцов, и турецкие бани.   
Стокс хотел построить нечто вроде государства- в государстве со своей системой снабжения, поэтому на крыше здания он организовал самую настоящую ферму.  На ферме было  около полутысячи кур .  Каждый день  свеженькие яички доставлялись жильцам, а, если что лишнее оставалось, то    для тех, кто в доме не жил, был организован ларек по продаже этих яичек.  Кроме  кур, на ферме были утки,  шесть коз и даже маленький медвежонок. Однако через три года после отель открылся,  департамент здравоохранения  возмутился и закрыл ферму.  Всех зверей отправили в Центральный парк на вольные хлеба.

Считалось, что Стокс строил свой отель с прицелом на музыкантов- недаром он сделал очень толстые стены и такие широкие двери, что в каждый номер- квартиру можно было пронести концертный рояль. Кроме того,   система контроля температуры   была очень благоприятна для певцов, которыве вечно страдали от перепадов температур.  
Когда в 1907 году генеральный директор  итальяноской оперы Ла Скала стал генеральным директором Нью-Йоркской Метрополитен опера, он со всей своей семьей поселился в Ансонии.  За ним последовали десятки оперных певцов и композиторов. В доме жили Карузо, Сергей Рахманинов, Игорь Стравинский, Густав Малер.

Стокс умер в 1926 году,  и   управление домом перешло но наследству к его сыну , который был совсем в этом не заинтересован и передавал дом   то одной компании,  то другой.  Наступила Великая Депрессия,  ресторан закрылся и дом  из отеля превратился просто   в жилой. Центральный вход на Бродвее был закрыт, и первый этаж был отдан магазинам.
Во время войны,  в патриотическом жесте все металлические украшения со здания были содраны, и собранный металл отправили на переплавку в пули.  Металлические трубы пневматической почты и системы охлаждения выдраны из стен и тоже переплавлены для военных нужд, а фонарь на крыше заложен кирпичами для светомаскировки.

 После войны дом переходил из рук в руки и весьма поистрепался. В конце шестидесятых годов, в период сексуальной революции, тогдашний владелец дома сдал  подвальный бассейн и расположенные рядом с ним турецкие бани  ночному клубу " Континентальные бани"  гейско-лесбийской ориентации. Самым замечательным в этих "банях"  было кабаре. В субботу вечером очередь в это кабаре выстраивалась за несколько кварталов - вся нью-йоркская богема мечтала туда попасть. 
Лет через десять здание опять сменило владельца. Новый хозяин выселил из подвала клуб, который из гейского к тому времени превратился в свинг-клуб,     но ничего не сделал для приведения разваливающегося дома в надлежащий вид. Стены облупились, крыша текла. И дом решили превратить в кооператив, чтобы жильцы выкупили квартиры(со скидкой) , и на поученные деньги сделать ремонт.   За односпальную квартиру нужно было заплатить всего 125 тысяч долларов .

В 2007 году в здании в большинстве квартир был сделан генеральный ремонт.  Сейчас  в Ансонии односпальную  отремонтированную квартиру  площадью размером с чулан    можно снять за пять с половиной тысяч долларов в месяц,  а купить- за миллион. Снять квартиру побольше в одной из башен уже будет стоить  25 тысяч долларов в месяц.
Но что самое интересное, до сих пор в Ансонии есть жильцы, которые платят за рент смешную сумму в тысячу долларов. Дело в том, что есть в Нью-Йорке такое понятие -" rent-regulated apartments".  Для определенных категорий жильцов ( в зависимости от их финансового состояния) рент не может подниматься в год выше, чем на определенный процент, и процент этот существенно ниже рыночного. То есть если ты снимаешь  в этом здании квартиру  тридцать лет подряд и у тебя есть право на это, то у тебя  стоимость съема может быть в несколько раз меньше, чем у того, кто въехал только что.  Естественно, это весьма невыгодно владельцу, поэтому в Нью-Йорке идет постоянная борьба городских властей с владельцами зданий.   

Дональд Трамп и Нью-Йорк

Башня Трампа на 5 Авеню 
Если для всего мира- Дональд Трамп  известен как  миллиардер со  скандальным  имиджем,   то для Нью-Йорка имя Трамп прежде всего ассоциировано со строительством.  Трамп, несмотря на хихиканье прессы,  давал свое имя каждому новому зданию, которое он строил. И эту традицию заложил еще его отец  Фрэд.

Сага Трампов началась в конце девятнадцатого века в маленьком городке   Калстадте на юге Германии.  Оттуда в 1885 году юный Фредерик уехал в Америку искать счастья. Он поселился в Нью-Йорке , женился на своей землячке и купил в 1908 году свой первый дом. Начало было положено. Фред строил жилье и называл дома своим именем .  В 1934 году ему удалось получить государственный контракт, и он строил дома по 6 тысяч  долларов каждый- страна выходила из великой депрессии.


Трамповские дома в Бруклине

В конце  сороковых годов Фрэд  построил "Рай на берегу" ( Shore Haven) - комплекс пятиэтажных домов на самом юге Бруклина.  Газеты называли этот поселок деревней- но это не совсем так.  Ведь деревни не  вырастают как грибы за одну ночь.  Шестиэтажные дома располагались не вдоль улиц, как привычная Нью-Йоркская застройка, а блоками с лужайками между ними. Мои мама и папа живут в  квартире  в одном из этих домов. Квартирка совсем  небольшая, а кухня -  ну просто крохотная.  Зато- около дома- зеленый двор.


Трамповские дома на Кони- Айленде

Через двадцать лет  Фред построил Трамповскую  деревню,  тоже на юге Бруклина,  на Кони -Айленде, состоящую из семи  23-этажных домов. Когда Фред умер в 1999 году, он оставил своим наследникам  250 миллионов.  У него было пятеро  детей, но только один - Дональд -  стал знаменитым  и   смог продолжить отцовское дело. 
Одним из самых первых проектов отца, в котором участвовал Дональд Трамп, был комплекс из 1200 квартир в штате Огайо.  Дональд понимал, что настоящие деньги можно заработать с богатых людей, которые не привыкли экономить.


68 -этажный небоскреб  Башня Трампа (Trump Tower)  на 5-ой авеню сделал Трампа  знаменитым на весь Нью-Йорк. При выборе места Дональд хотел, чтобы его дом находился недалеко от  универмага Тиффани- ведь во первых - Тиффани на плохом месте магазин не построит, а во вторых Трамп хотел построить  дом для богатых- и значит- все вокруг должно быть люкс!   Это здание стало  символом роскоши.  C 30 по 68 этажи занимают 265 квартир  со средней стоимостью 23 тысячи  долларов за квадратный метр,  ниже находятся офисы,    а вот в самом низу находится атриум  и войти в него может каждый!   


Высота атриума- пять этажей, и весь он отделан розовым и белым мрамором,  латунью, сверкающей ярче золота, и зеркалами - все блестит,   переливается и прямо-таки кричит о богатстве.    По стене, падая вниз с пятиэтажной высоты, журчит   фонтан.  У подножья фонтана- небольшой ресторан. Если подняться на второй этаж на эскалаторе, то можно попасть в Старбакс.  Я туда часто захожу во время прогулок- народу мало, и вид приятный. 


Если не лениться и доехать до самого верха- то летом можно выйти на открытую террасу со скамеечками и цветущими деревьями в кадках. И все это великолепие доступно не только для людей, живущих  в доме, а для простых смертных, у которых есть только одно преимущество перед другими - наличие знаний о таких тайных местечках!  


 И вот возникает вопрос- Дональд Трамп- бизнесмен, ну зачем ему эти, казалось бы ненужные,  траты на такое роскошное лобби- ведь оно никакого  дохода не приносит. А дело все в строительных кодах. В 1961 году  было принято постановление, поощрявшее строителей  добавлять в свои проекты места, которые могут использоваться всеми жителями города.  Ну например, разбить перед домом красивый сад со скамеечками...    В таком случае строители могут превысить лимит плотности застройки  и, значит,  построить более высокие здания, то есть получить больше прибыли. Это постановление  оказалось выгодно и строителям, и простым жителям.   Такие места стали называть  POPS (privately owned public space) -  место для публики, находящееся в частном владении.  


В 2001 году профессор Гарвардского университета и городской отдел по планированию создали электронную базу таких мест.  Эта электронная база  доступна для всех.  Была издана книга с описанием многочисленных ( более 500!) площадей, внутренних двориков и аркад.  Когда я вожу своих гостей- туристов по городу, мы обязательно заходим в такие места- во- первых, там можно укрыться и от непогоды, и от жары, во вторых- там есть туалеты, а в третьих - там так красиво!   На таких площадках проводятся выставки, во время обеда летом играют музыканты , часто есть кафе и рестораны- и все это снаружи и не видно.
Вот здесь читающие по-английски могут детально ознакомиться  с атриумом в Башне Трампа,  про которую я начала рассказывать несколькими абзацами выше.  А я продолжу рассказ о Трампе- миллионере, строящем Нью-Йорк.

Трамп Отель
Глобус около Трамп-отеля
В 1997 году Трамп купил здание, стоящее на углу Центрального парка и превратил его в один из самых фешенебельных отелей в Нью-Йорке. Само здание  не представляет большого интереса, но около него Трамп поставил огромный глобус, около которого так любят фотографироваться теперь туристы.

Здание ООН и башня Трампа

В 2001  году Трамп  построил еще одну башню- Trump World Tower - теперь уже только  для жилья- недалеко от зданий Организации Объединенных Наций. Эта башня недолго была самым высоким  жилым зданием мире- очень скоро ее переплюнул дом в Дубаи. Снаружи мне этот дом ну совсем не нравится-  оно выглядит как огромный черный  параллелепипед.
В 2008 году во время мирового кризиса Трамп  продал российскому миллиардеру Дмитрию Рыболовлеву за $95 млн один из своих особняков в Palm Beach площадью 5500 квадратных метров. При этом он умудрился получить 130% прибыли.


В  этом же 2008 году Трамп  выпустил  книгу «Трамп никогда не сдаётся. Как я превратил мои самые большие проблемы в успех».   Трамп верит, что никто не рождается с полной уверенностью в себе, и самый худший враг в жизни – это страх.   Трамп не любит  Обаму,   является сторонником ношения оружия и высказывается в своем Твиттере по всем животрепещущим вопросам- начиная от Эболы и массовых расовых беспорядков до трагедии во  Франции.

Два года назад Трамп купил себе домик  на французско- голландском Карибском острове Сен-Мартен. Дом небольшой - всего девять спален. Трампу нравится этот остров - и в этом мои и его вксы сходятся-  я через пару недель поеду туда в третий раз.  Сейчас состояние Трампа оценивается в 4 миллиарда долларов.  Живет он в Нью-Йорке  в  своей башне   на Пятой Авеню, полон сил и решимости строить Нью-Йорк.

Центральный вокзал. Часть 2

В моем прошлом посте неделю назад я начала рассказывать про Центральный вокзал Нью-Йорка,  которому на прошлой неделе исполнилось сто два года.  Вокзал этот  был построен в 1913 году на месте старого депо.

В самой середине  вокзала был построен огромный зал    почти стометровой длины и высотой в десятиэтажный дом.   На потолке этого зала  на бирюзовом фоне изображены созвездия зодиака- всего две с половиной тысячи звезд. 

Главный зал Центрального Вокзала 
 Нарисованы эти созвездия почти совсем так, как они видны  с берега Средиземного моря в Октябре.  Если на потолок посмотрит человек, знакомый с астрономией, то он заметит, что все созвездия нарисованы в обратном, зеркальном  порядке. Звезды эти были нарисованы командой из пятидесяти человек по рисунку  французского художника постимпрессиониста   Paul César Helleu.  Имеются две версии того, почему это случилось.

Потолок Центрального зала
По одной  из них, художник ошибся, перерисовывая созвездия с карты, разработанной астрономом Колумбийского университета. По другой- художник  взял  за основу средневековые рисунки, на которых созвездия изображались так, как из видит бог, а не человек - то есть наоборот.   Когда вокзал открыли, то некоторые пассажиры,  искушенные в астрономии, стали посылать письма.  Семейство Вандербильдов  выбрало официальной вторую версию - ведь не признаваться же  в ошибке.

На этом потолке есть еще два малозаметных пятнышка, на которые никто не обращает внимания.  Одно из них,  недалеко от созвездия Рака,  осталось неочищенным после реставрации в конце девяностых годов прошлого века как напоминание о том, во что может превратиться этот восхитительный бирюзовый цвет,  если  курить внутри вокзала - при расчистке обнаружилось, что 70%  грязи на потолке - это никотин.

Еще одна отметка в районе  созвездия рыб  осталась в память о ракете, установленной в середине зала.  Дело было в 1957 году, вскоре после запуска первого советского спутника.  В главном зале, наверное для того, чтобы показать что и Америка тоже не лыком шита,    была устроена выставка космических достижений  Соединенных Штатов,  и главным экспонатом этой выставки была огромная ракета Redstonе.  Ее по частям доставили на вокзал и там внутри собрали- однако она чуть- чуть - на пол метра - оказалась выше потолка, и в потолке  пришлось пробить маленькую дырочку.

В  середине этого  зала стоят большие часы.   Для уже пятого поколения нью-йоркцев  выражение "встретимся под часами" (meet under the clock)  означает   только одно  - встретимся посередине главного зала центрального вокзала.    Аукцион Сотбис оценивает эти часы  в сумму  около 20 миллионов долларов.  Это не только часы, но еще и компас- четыре циферблата ориентированы строго на юг, восток, север и запад. Под  часами находится  информационное бюро, внутри которого идет винтовая лестница на этаж ниже, где тоже находится информационный  киоск,  а также многочисленные рестораны.   

В этом же центральном зале находится табло, на котором указано время отправления  и прибытия поездов.   Но ВСЕ поезда отправляются ровно на одну минуту позже, чем указано в расписании- ведь как часто бывает, что именно одной минутки-то и не хватило! 

Помимо  помещений, доступных всем пассажирам, есть под вокзалом совершенно секретные помещения.  В зале  М42 ( названном так потому, что он находится под 42 улицей),   запрятанном глубоко под землей, находится старая, уже не работающая трансформаторная станция.   Есть еще там же тоже не работающая красная кнопка, нажав которую можно было остановить работу всего вокзала.    Во время второй мировой  войны этот секретный объект особенно  тщательно охранялся - там дежурило специально подразделение. Солдатам был отдан приказ - стрелять всякого, кто  выйдет из лифта и особенно опасаться людей  с ведром песка- песок мог остановить все крутящиеся механизмы!

Waldorf Astoria Hotel
После сноса старого здания депо, на одном  из освободившихся участков была построена огромная гостиница  Waldorf Astoria. Эту гостиницу называют президентской, так как в ней останавливались почти все президенты Соединенных Штатов.    Под этой гостиницей  находится секретная платформа железной дороги, использовавшаяся одним только человеком- президентом Рузвельтом.  Рузвельт стал президентом во время великой депрессии и не хотел, чтобы его немощь ( он был в инвалидном кресле)  была выставлена напоказ- он считал что для страны, находящейся в таком тяжелом положении, нужен сильный президент,  а не инвалид.   
Рузвельтовский вагон

Рузвельт приезжал в Нью-Йорк в специальном вагоне , на котором стояла президентская машина.  Вагон этот прибывал на платформу под гостиницей, и Рузвельт прямо на машине въезжал в гостиничный лифт. Этот вагон до сих пор стоит на этой платформе,  весь заржавевший.
 

 Если с концу сороковых годов  поезда вокзала  за  год перевозили около 40 миллионов пассажиров ( половину населения Соединенных Штатов в то время),  то к семидесятым годам прошлого века    вокзал стал терять свое величие- большинство пассажиров стали предпочитать  или летать самолетами, или ездить на машине.   Железнодорожные компании стали разоряться.  Здание вокзала пришло в упадок - окна были выбиты, стены изрисован  граффити, в залах ожидания находились не пассажиры а бомжи. Появились проекты по переделке и даже по полной перестройке или сносу  вокзала.

Pennsylvania Station.
 У города уже был  печальный  опыт сноса вокзала-  здание великолепной огромной  монументальной  станции   Pennsylvania Station было снесено в 1964 году. Вместо станции были построены офисные здания и концертный зал.

В  1968  были опубликованы планы по строительству сорокаэтажной башни  на месте здания центрального вокзала.   Планы эти вызвали большую оппозицию, которую возглавила Жаклин Кеннеди,  жена 35-го президента США Джона Кеннеди.  Жаклин жила тогда в Нью-Йорке, в доме, выходящем на Центральный парк  и занималась  благотворительностью и защитой культурного наследия и архитектурных памятников в США.


Под ее нажимом Комиссия по  сохранению памятников в Нью-Йорке присвоила зданию   титул "Историческая достопримечательность" , тем самым защитив его от сноса.  Железнодорожная компания подала в суд, но проиграла. Компания подала на банкротство- крупнейшее корпоративное банкротство за всю историю Америки.    Преемница  этой компании,  всем известная МТА (Metropolitan Transportation Authority)  в 1994 подписала договор аренды и начала  масштабную реставрацию. Стоила эта реставрация 140 миллионов долларов. Во время этой реставрации очистили  от копоти потолок, восстановили все мраморные поверхности и даже построили новую лестницу в центральном зале  напротив старой.

До реконструкции этой лестницы на вокзале не было, но ее нашли на старых архитектурных планах.  Для того, чтобы камень, который применяли в новой лестнице нельзя по виду было отличить от старого камня, вновь открыли заброшенную каменоломню в Теннеси.  На каждом новом камне была нанесена дата для того, чтобы позднее можно было понять, оригинальный ли это камень или добавленный во время восстановительных работ.  Новую лестницу сделали точно такой же как и старую напротив,  - но на один дюйм ниже! Кстати, старая лестница в западной части центрального зала  была спроектирована по образцу лестницы в Парижской опере.
В 90-х годах прошлого века вокзал решил бороться за сохранение окружающей среды. На вокзале установили два типа урн- одни просто для мусора, а другие- для бумаги. Основным  бумажным мусором на вокзале в те времена, когда не было еще ни  iPhone ни   Kindle, были газеты- за один день набиралось более пяти тонн макулатуры!  И вот в урны для бумаги одни    засовывали прочитанные газеты, а другие их вытаскивали и читали.  А совсем  уж предприимчивые граждане    отбраковывали грязные газеты, забирали чистые  и,  отойдя   в сторонку, еще раз продавали их.     И в общем-то никто не возражал, кроме издателей  этих газет - их тиражи неуклонно уменьшались.  Особенно страдала  The New York Times.    И вот,  начиная с июня  2001 по инициативе этой газеты   старые урны были заменены на новые большие железные клетки  с узкой прорезью наверху,   в которую засунуть газету можно, а вот вытащить - никак.   В результате продажи газет  в здании центрального вокзала резко возросли.
В  феврале 2013 года вокзал широко отметил свое столетие. Чтобы вернуть атмосферу того времени, устроители праздника предложили установить в этот день цены 1913 года. Так, кофе   можно было  выпить за 5  центов , а мороженое съесть - за 10  центов.

Кроме того, с утра до вечера посетители вокзала наблюдали за театрализованными представлениями, в которых приняли участие 100 танцоров и десятки музыкальных коллективов.  В честь столетия вокзала была выпущена специальная марка.  Для особо любознательных туристов были организованы ежедневные экскурсии, которые и сейчас проводятся каждый день  и начинаются в половина первого дня в главном зале.  Стоит этот тур 20 долларов.  Если же вам не подходит это время- то не беда- вы можете  за пять долларов загрузить приложение для своего любимого iPhone и вперед. Если с английским проблемы,  то читайте мой блог - он бесплатен!

Центральный вокзал. Часть 1

Я много путешествовала по Европе на поездах  и видела много разных вокзалов. Они отличались годом постройки, архитектурным стилем, размером, но в общем-то служили одной цели- местом, где люди садились на поезда.
 Центральный вокзал в Нью-Йорке- совсем друге дело.    Он  входит в первую десятку наиболее посещаемых достопримечательностей города, и это вовсе не потому, как вы понимаете, что в Нью-Йорке не на что посмотреть.     Рейтинг этого вокзала в списке  достопримечательностей Нью-Йорка на сайте  TripAdvisor - 15 из  более чем 600!

Рынок внутри Центрального вокзала
Согласно Книге рекордов Гиннеса, вокзал является крупнейшим в мире по числу платформ -44. Более 700 тысяч пассажиров ежедневно проходят через его залы.

В здании вокзала проходят разнообразные выставки,  каждый день  открыт очень неплохой продуктовый рынок, на котором можно купить и булочки, и специи, и бутерброды в дорогу   и сыры с колбасками  и   много чего.   За несколько недель до рождества каждый год открывается ярмарка с различными сувенирами и побрякушками.

Выставка в здании вокзала
Летом  прошлого года была выставка, посвященная 60м годам прошлого века , в январе в одном из залов вокзала  проводился  турнир по сквошу (это игра типа тенниса),  а  в феврале  будет традиционная неделя   Японии.      
В  здании вокзала расположено  более  тридцати ресторанов и кафе от самых примитивных типа пиццерии и страбакса  до самих утонченных  и старых, типа  Oyster Bar & Restaurant,  которому 101 год. 

Ярмарка в здани вокзала

Так что центральный вокзал в Нью-Йорке - это больше  чем  вокзал, тем более что уехать  из него далеко нельзя- все поезда, отправляющиеся от вокзала- пригородные - дальше штата Нью-Йорк и соседнего Коннектикута с него не уедешь. 
Центральное депо ( снесено)

Кстати,  называют этот вокзал не вокзал, а терминал, подчеркивая, что никаких проходящих мимо него поездов нет- это начальная ( или конечная ) точка всех маршрутов. Но я все равно называть его буду вокзал- как-то привычнее мне это. 2-го февраля этого года  центральному вокзалу исполняется 102 года.   До этого на его месте стояло центральное депо, построенное Корнелиусом Вандебильдом в 1871 году.  У этого депо был  стеклянный  крытый  павильон для поездов и  пышный фасад,  крышу  которого украшали    огромные чугунные орлы   - символ могущества страны.  Для того, чтобы паровозные выхлопы не загрязняли стеклянную  крышу, паровозы отцепляли от головы состава  и ставили в конец . Паровоз толкал состав и отсоединялся, а вагоны тихо подкатывали к перрону уже по инерции. В  конце девятнадцатого века вокзал обслуживал полтора миллиона человек ежедневно, и поток пассажиров все возрастал. Аварии происходили регулярно, паровозы сильно шумели и загрязняли воздух.     В 1902 году в депо произошла крупная  авария, при которой два поезда столкнулись, и 15 человек погибло. Эта авария и подтолкнула семейство Вандердбильдов к строительству нового вокзала. 
Орел на крыше нового вокзала
В 1903 году был объявлен конкурс на  проект фасада здания .  Среди представленных проектов было  здание в стиле барокко и 60-этажный небоскреб.  Через полгода после конкурса совет директоров,  в который входили Корнелиус Вандербилд (младший) , Вильям Рокферрел и   Джон Морган  ( знаменитые фамилии, не правда ли?) утвердили проект не  вокзала, а целого городка.  Для нового строительства было разрушено не только здание старого вокзала, но и  сотни домов, три церкви и две больницы.

Орлиное Гнездо-
 поместье  Вандербильдов.

Орлы в поместье Вандербильдов,
 которые раньше сидели
на крыше вокзала
 
Отдельные архитектурные элементы старого здания, в том числе и орлы с крыши,  были растащены коллекционерами.  Двух орлов взял себе Вандербильд  в свое поместье в Лонг Айленде, котоорое так и называется- орлиное гнездо.  Сейчас это поместье превращено в музей, а чугунные орлы   украшают вход .  Я была в этом музее пару раз- там восхитительная коллекция ракушек и всего связанного с океаном,  да и виды а превосходные- на залив.     Следы остальных орлов оказались затерянными на десятилетия, и только совсем недавно, уже в ХХI веке  несколько из них были обнаружены , отреставрированы  и установлены на крыше нового здания.

В начале строительства

Строительство нового вокзала  заняло почти десять лет и стоило 43 миллиона долларов по тогдашним ценам. Интересно отметить, что во время строительства работа вокзала ни на один день не была приостановлена и расписание поездов не было нарушено!  В строительстве принимало участие более десяти тысяч рабочих.   Двухуровневая огромная  полностью электрифицированная станция  была поcтроена под землей, а   пространство над ней было продано застройщикам - появился город в городе- Terminal City.  Вокруг вокзала были построены огромные гостиницы, к сожалению не сохранившиеся до наших дней.   Железнодорожные пути были убраны частично под землю- так появилась самая широкая улица в Манхэттене - Парк Авеню.
Подбирая информацию для этого поста и гуляя по интернету, я набрела на сайт  с  замечательными фотографиями вокзала,  и две из них я в своем блоге размещаю. 
 
Рабочий на статуе Меркурия
Ведущий архитектор проекта , как и большинство  американских архитекторов того времени,  окончил парижскую академию искусств. Он пригласил для работы над проектом вокзала  своих приятелей- парижан для того, чтобы придаст зданию парижский шарм. 
 
Скульптура с Меркурием на крыше вокзала
На крышу   вокзала  в 1914 году  водрузили  скульптуру, изображавшую тройку богов -Меркурия посередине с Миневрой  и Геркулесом по бокам.  Высота этой  скульптуры 14 метров, и в то время это была самая большая скульптура в мире.  

Здание вокзала было одно из самых первых в мире электрифицированных зданий - в нем было  четыре тысячи лампочек,  и ни на одной лампочке не было ни абажура, ни плафона вовсе не потому, что денег не хватило- просто архитекторы хотели показать мощь электричества во всей его красе.  Сейчас вокзал освещают около тридцати тысяч лампочек- голых.
За первый день работы вокзала его посетило более 150 тысяч человек.  Первый электровоз был запущен в  1906 году, а к открытию вокзала  было выпущено 35 электровозов, которые могли развивать скорость до 60 километров в час.  Не забывайте- это был 1913 год!    Первый поезд , отправившийся в 12 часов одну минуту ночи с вокзала,  был экспресс до Бостона.   Сейчас до Бостона с этого вокзала не доедешь.
Внутри вокзала , помимо общего зала,  была комната ожидания с дубовыми полами  и прислугой только для дам  и место для чистки дамской обуви, скрытое от постороннего глаза- чтобы зеваки случайно не увидели лодыжки -    ведь юбки тогда носили до пола.  Также была там  парикмахерская только для мужчин.  Все это было для общественного места неслыханной роскошью.  Одним из больших преимуществ вокзала было отсутствие лестниц, что сильно облегчало передвижение всех колесных средств- от тележек носильщиков до детских колясок.
 В здании вокзала был кинотеатр,   музей, ресторан, художественные галереи и даже школа искусств . Выставочные залы  площадью полторы тысячи квадратных метров располагались на шестом этаже, а над ними - на седьмом  - школа искусств.  Выставочные залы просуществовали под крышей вокзала до 1958 года.
В течение тридцати лет в помещении вокзала  по праздникам,  сначала перед рождеством, а потом и перед  днем благодарения и пасхой,    устраивалась органные концерты.  Бессменным органистом была Мэри Рид. Во время второй мировой войны, когда   провожали уходящих на фронт солдат , на вокзале под  аккомпанемент Мэри пел хор.  Мэри никогда не имела заранее определенной программы и играла то, что по ее мнению больше всего соответствует обстоятельствам. Однако была единственная мелодия, которую ей не разрешали играть- это был гимн Америки.  Она сыграла его один раз для поднятия духа сразу же после Пирл Харбор, и работа всего вокзала остановилась- все замерли.
У такого  огромного и такого старого здания конечно имеются свои секреты, не видимые и не известные  большинству. Но на то и существует мой блог, чтобы про такие интересные секреты рассказывать!  Так что- ждите продолжения истории про Центральный вокзал Нью-Йорка !