вторник, 29 августа 2017 г.

Visionaries: Creating a Modern Guggenheim - юбилейная выставка в музее Гуггенхайма

В июне  2017 года музей Гуггенхайма, что на 5-ой авеню, отметил свое восьмидесятилетие. Собственно говоря, в 1937 году была  создана организация Solomon R. Guggenheim Foundation.  В 1939    в новом  музее, носящем название  "Музей нефигуративной живописи"  ( Museum of Non-Objective Painting)  была открыта первая выставка. Выставка эта располагалась в бывшем магазине автомобилей на 54 улице в Манхеттен.


Хилла и Соломон Гуггенхайм
Директором музея тогда была Хилла фон  Ребэй, художница-абстракционистка. 


Соломон  Гуггенхайм,  которому в то время было уже  74 года,  очень ценил Хиллу за отличный вкус при подборе работ современных художников.   Хилла, которую многие тогда называли Баронесса (The Baroness), обладала не только безошибочным чутьем в области  живописи, но еще и большими способностями в самопродвижении - именно по ее настоянию в первой же  выставке ее работы были представлены рядом с полотнами таких художников как Леже и Кандинский.  

 Именно из-за ее характера члены  семьи Гуггенхаймов называли Хиллу  "the B",  и это точно было не сокращение от слова "Баронесса".  

 Здание музея, которое сейчас носит имя его основателя Соломона Гуггенхайма, было построено знаменитым архитектором   Френком Райтом ( Frank Lloyd Wright) относительно недавно-   первые посетители вошли в его двери в октябре  1959 года. Я подробно писала про историю музея и про семейство Гуггенхаймов в одном из моих постов

В основе музея лежит  не только коллекция самого Соломона   Гуггенхайма, но и   работы импрессионистов  из коллекций Джастина К. Таннхаузера, немецкие  экспрессионисты из собрания картин  Карла Нерендорфа, коллекция авангардной живописи художницы Кэтрин Дрейер,   а также  собрание картин и скульптур его племянницы Пегги Гуггенхайм.

Выставка, которая сейчас в   Гуггенхайма заканчивает свою  работу,   и посвященная 80-летию музея,  называется  «Провидцы: создавая музей» ("Visionaries: Creating a Modern Guggenheim").   Именно  имена, перечисленные выше,  упоминаются в описании выставки. Из всего огромного собрания музея  для выставки было отобрано 170 полотен - и все шедевры!
Работы Василия Кандинского составляют ядро музейной коллекции. Самая первая его картина была приобретена Гуггенхаймом в 1929 году,  а сейчас   в музее больше 150 работ этого замечательного художника, которые находятся в отдельном зале. И конечно,   на проходящей в музее выставке есть несколько полотен Кандинского.  

 Так как  все почти все произведения, участвующие в экспозиции, развешены на стене  пандуса, медленно идущего вверх, к  стеклянной   крыше на уровне шестого этажа, то выставка эта, как впрочем и все выставки в музее Гуггенхайма, имеет четко выраженные начало и конец.   Начало в самом низу - это действительно начало - там расположены самые старые работы.   

Justin K. Thannhauser
 Жюстин  Таннхаузер  (Justin K. Thannhauser ), сын  владельца галереи в Мюнхене и сам позднее владелец нескольких выставочных залов,  после смерти своей жены и двух сыновей подарил музею Гуггенхайма тридцать работ Пикассо, с которым он дружил многие десятилетия.  Именно от Таннхаузера музей получил в дар  самую старую картину в своей коллекции  - работу Камиля Писсаро, "Les côteaux de lHermitage, Pontoise", 1867.   Картины  Моне, Мане, Сезанна, Гогена, Ренуара  попали в музей Гуггенхайма тоже благодаря Таннхаузеру.
Karl Nierendorf
 Карл Нирендорф (Karl Nierendorf) до первой мировой войны работал в банке, но потом занялся продажей картин и стал владельцем весьма престижных галерей в Германии- сначала в Кельне, потом в Дюссельдорфе и затем в Берлине. В основном он собирал акварели  и рисунки экспрессионистов. Однако времена менялись, Гитлер пришел к власти,  и в 1937 году Карл переехал в Нью-Йорк и открыл свою галерею на 53 улице, как раз напротив того места, где сейчас стоит музей современного искусства.  Именно тогда он познакомился с Хиллой, и точкой их соприкосновения  послужило ими обоими очень любимое творчество Кандинского. Карл  скоропостижно скончался от инфаркта совсем молодым, в 1947 году, не оставив завещания.   И всю его коллекцию купил Гуггенхайм .
 Кэтрин Дрейер (Katherine Sophie Dreier) происходила из Бруклинской семьи немецких иммигрантов. Она  закончила институт Пратта и участвовала в знаменитой Первой    Международной  выставке современного искусства, которая  проходила в  1913 году  в здании Арсенала (Armory Show).   В 1920   Кэтрин вместе с Марселем Дюшаном и Маном Рэйем основали новое художественное общество, которое было названо Анонимным (Societe Anonyme – SA).   за три десятилетий существования общества было организовано около 80 выставок. В результате своих многочисленных   поездок  по  Европе  Кэтрин собрала отличную коллекцию работ современных художников. В 1926 году более 300 работ из этой коллекции были выставлены в Бруклинском музее. 
 После смерти Кандинского  Гуггенхайм купил все его картины из коллекции Кэтрин.  А  остальные предметы из коллекции стали частью   Музея Современного Искусства и музея Гуггенхайма. 

Пегги у себя в саду
Последней в этом списке, состоящем из четырех имен, стоит имя Пегги Гуггенхайм (Peggy Guggenheim), племянницы Соломона.  Отец Пегги, брат Соломона,  утонул на Титанике.  Тридцать лет своей жизни  Пегги Гуггенхайм провела в Венеции. Она в 1949  приобрела недостроенное палаццо Веньер деи Леон XVIII века на Гранд канале и устроила в нем салон, вскоре разросшийся в музей современного искусства. Сама Пегги оставалась в Венеции до самой своей смерти в 1979 г.оду  и похоронена там же,  в саду.
Пегги Гуггенхайм
 Я писала подробно о Пегги в своем рассказе про семейство Гуггенхаймов. На выставке "Visionaries: Creating a Modern Guggenheim"      представлена 21 работа из венецианской коллекции Пегги.   Из-за этого разгорелся скандал.
Наследники Пегги Гуггенхайм  утверждали, что  выставка   в Музее Гуггенхайма в Нью-Йорке   нарушает условия, на которых коллекция была подарена фонду Гуггенхайма.

Наследники считали, что Пегги возражала против того, чтобы работы из коллекции покидали Венецию в период с апреля по ноябрь, когда в город приезжает основная масса туристов. Как считал праправнук Пегги Синдбад Румни-Гуггенхайм, тот факт, что многие из главных работ коллекции будут представлены в Нью-Йорке во время проведения Венецианской бьеннале, «нанесет ущерб любому туристу, который посетит коллекцию Пегги Гуггенхайм».  
Наследники Пегги проиграли, и выставка в Нью-Йорке успешно работает, и у вас осталась неделя, чтобы ее посетить! 














вторник, 22 августа 2017 г.

Кафе Феррара в Маленькой Италии, самая старая кондитерская в Нью-Йорке

Всем давно известно, что  Нью-Йорк знаменит очень многими вещами, но, к сожалению, хороший кофе не  входит в этот список. Классический портрет  ньюйоркера с  бумажным стаканчиком  с кофе у меня не как не ассоциируется с тем, как  и где надо пить кофе.  По честному, я небольшой знаток  этого напитка, но я точно знаю- старбаксовский  вариант для меня  не подходит.
 Как-то, гуляя по Китайскому кварталу, который незаметно переходит в почти исчезающую Маленькую Италию, я набрела на кафе  под названием Ferrara.
Если бы я была одна, то я бы пофотографировала  очень симпатичную вывеску, и прошла мимо. Но я была не одна,  и как раз время кофе подоспело, а те, с кем я в тот день гуляла, без кофе в 11 часов утра себе жизнь не мыслили. Так я попала внутрь и не только попала, но и кофе попила, и десерт попробовала... И вовсе не в бумажных стаканчиках, а в белых чашечках с блюдцами подан был кофе, и пахло в этом заведении совершенно упоительно- смесью кофе и сладостей.


Кафе это  существует  давно - с 1892 года.  Для Нью-Йорка год основания кафе 1892 - это почти  что древность.  В веселых 90х два итальянца- двоюродные братья   из Неаполя Энрико Скоппа (Enrico Scoppa)   и  Антонио Феррара (Antonio Ferrara)  открыли кафе под  название  Café Ferrara.  У этого кафе была целевая аудитория.  Итальянцы, большие любители и ценители  оперы  и кофе, нуждались в месте, куда , после  или до представления,  они могли придти, выпить чашечку-другую экспрессо и поиграть в свою любимую карточную игру    Scopa ( метла). 

Феррара был оперным импресарио и понимал, что это кафе может быть весьма прибыльным. В то время  там проживало очень много итальянцев, новые иммигранты жили весьма стесненно, и мест для того, чтобы им просто посидеть и расслабиться, практически не было.
Так и случилось. Певцы туда регулярно захаживали, и даже сам знаменитый  итальянский оперный тенор Энрико Карузо, который был ведущим солистом Нью-Йоркской Метрополитен-оперы с 1903 по 1921 год,   часто  это кафе посещал. И не только кофе Карузо привлекало, а также    pignoli ( сухое сахарное печенье с орешками)  и sfoliatelli   ( посыпанное сахарной пудрой слоеное печенье с творогом) , которые каждый  день пеклись  в пекарне, принадлежащей кафе.



 Время шло, но бизнес оставался в руках семьи. Владельцем кафе стал  Peter Lepore, муж дочери Энрико.  Во времена Великой депрессии  бизнесу удалось удержаться на плаву. Для большей экономии, чтобы ничего не выбрасывать, там пекли три- четыре раза в день, маленькими порциями.
Во время второй мировой войны  кафе стало посылать на  фронт американским солдатам итальянского происхождения любимое лакомство - torrone.  Торроне   обычно  готовится из  мёда, сахара, яичного белка и жареного миндаля  и отлично хранится.   


Это очень старое лакомство- известно, что его  подавали в Италии еще в 15 веке!   По другому, это еще называется  нуга. В каждом районе Италии torrone готовится по своему рецепту.  Так как  основатели кафе из Неаполя, то и готовят торроне так, как готовят его в тех краях.
Торроне я там не пробовала, а вот каноли(сannoli)    - трубочку с кремом,    мороженое  и кофе попробовала. Могу точно сказать- очень и очень вкусно было. 

 Сейчас Кафе Феррара - одно из немногих Нью-Йоркских кафе, которые находятся в руках одной и той же семью- уже пятое поколение им управляет.    Находится это кафе на перекрестке  Mulberry  и  Grand и открыто оно  каждый день с восьми утра до поздней ночи.





вторник, 15 августа 2017 г.

Сковородка- корабль и кафе на Гудзоне и "Нормандия"

Лето..  Самое время мне написать  про это симпатичное место, которое я совершенно случайно обнаружила, когда гуляла  пару лет назад со своей приятельницей по  Highline - парку,  построенному на месте бывшей надземной железной дороги. Была очередная   порция августовской жары, а дело было днем... В общем, мы с приятельницей   решили, что нам пора охладиться, и направились туда, откуда дул хоть какой-то ветерок- а именно к берегу Гудзона.      И там, в том месте, где   West 26  упирается в набережную, мы обнаружили кафе на воде. Это был будний день, народу там было мало и мы провели, болтая, чудесные пару часов.

И вот на прошлой неделе я решила проверить, не произошло ли что-нибудь с этим кафе- ведь в Нью-Йорке все меняется так быстро...Не успеешь и глазом моргнуть, как что-то уже сломано и что-то новое уже построено.
 К моему удовлетворению ничего не изменилось- во всяком случае, пока. И я решила поторопиться, и, пока лето не кончилось, написать  про это замечательное кафе, а то оно   зимой не работает.  И замечательно кафе не той едой,  моей точки зрения весьма обычной, а потрясающими видами, которые из залов  этого кафе  открываются.  Да и история этого места тоже интересна.

 В 1929 году  в Южной Каролине был построен очередной плавучий маяк. Плавучий маяк- это гибрид  маяка и корабля. Их, как правило,  используют для обозначения фарватера вдали от береговой  линии, где слишком глубоко, чтобы поставить обычный маяк.   Один из таких  плавучих маяков сейчас можно увидеть в  музее  Морском Музее Южной Улицы ( Lightship AMBROSE , South Street Seaport Museum) . 
 Тот корабль, про который я рассказываю, назвали простенько  "Плавучий Маяк номер 115"  (*Lightship No. 115). 

Его отправили работать  в Северную Каролину- указывать местонахождение отмели , которая называется Frying Pan Shoals.  Именно поэтому корабль и был переименован в  “The Frying Pan” - "Сковородка". 

Frying Pan Shoals
Корабль обслуживало 15 моряков, которые работали вахтенным методом- три месяца на корабле, два месяца дома.   И проработал на этом посту корабль аж до  1965 года, пока на берегу не построили новый, мощный маяк, и надобность в корабле отпала.  "Сковородку" отправили   в   залив Chesapeake Bay, где она простояла почти десять лет и в конце- концов затонула.  

Три года пролежала Сковородка на дне мелководного залива,   пока ее не подняли спасатели и не решили отправить на металлолом.

 Спас корабль Джон Кревей, электрик по профессии. У Джона была своя небольшая компания, арендовавшая помещение на 63 причале на Гудзоне,  недалеко от того места , где  расположено кафе, про которое я рассказываю.  Кревей был большой любитель всего, связанного с морем.  Он купил  эту "сковородку"- корабль -развалюху -  за 8000 долларов, собрал группу энтузиастов,   и они принялись  его восстанавливать.
Первым делом они  залатали пробоины, поставили на него  дизельный мотор  с грузовика,  и   в 1983  году "Сковородка"  поплыла своим ходом в Нью-Йорк.  Плыть  было совсем недалеко, но мотор-то   был слабенький... По пути было полно приключений- и шторм напал, и мотор отказывал...В конце - концов корабль приплыл в Нью-Йорк , и Джону удалось его временно пришвартовать  на 59 причале.   


Это было только начало.
 В  1996, Кревей купил  старую баржу. Эта  баржа использовалась раньше для перевозки грузов - на нее загружали прямо с железнодорожного полотна вагоны, потом вагоны переплывали Гудзон, а  на причале  тоже были рельсы, по которым грузы уже доставлялись внутри Манхеттена.    Баржу эту Кревей  поставил на 63 причале-  в том самом месте, куда раньше подходили рельсы железной дороги в Манхеттене.  



Через четыре года   после покупки баржи  Кревей  с единомышленниками купили   списанный пожарный корабль  "John J. Harvey", названный так  в честь  моряка, погибшего при  тушении пожара на корабле.   "John J. Harvey" был построен в 1931 году и в то время был одним из самых мощных пожарных судов - его водометы способны были выстреливать  18,000 галлонов воды в минуту. 
 
Этот  пожарный корабль принимал участи в тушении пожара на знаменитом крейсере "Нормандия" . 

================НОРМАНДИЯ==============================
Тут я  отвлекусь и расскажу про  "Нормандию"- это тоже нью-йоркская история! "Нормандия"   считалась  гордостью французского судостроения 1930-х годов  и  в то время была самым большим судном в мире.   При ее строительстве за основу   был взят проект русского инженера Владимира Юркевича, предложившего конструкцию корпуса с замечательными  гидродинамическими свойствами.  

В это время Юркевич, бывший инженер   Балтийского судостроительного завода, удачно бежавший  из России во время революции на   недостроенном танкере через Одессу и Константинополь, уже  находился в Америке.  В некоторых кораблях вместо острого носа находится такая большая странная бульба. Оказывается такая бульба повышает судоходность и называется эта штука "Бульба  Юркевича".
 В первом же рейсе «Нормандия» превзошла все достижения лучших трансатлантических лайнеров по всем показателям: продолжительности перехода, средней скорости, суточному пробегу. 

В  1935 году    «Нормандия»   прошла   Атлантику за 4 дня, 3 часа и 2 минуты. В 1938 году    «Нормандия» стала самым большим судном, пересекшим экватор.
  Десятки тысяч жителей Нью-Йорка встречали лайнер после инаугурационного рейса  Гавр-Нью-Йорк на специально построенном для этого пирсе .   Любопытные жители города согласны были  платить  по 50 центов за право осмотреть интерьеры судна-гиганта.  В честь первого рейса «Нормандии» была выпущена специальная почтовая марка.
 На Нормандии плыли в Нью-Йорк Ильф и Петров. Они замечательно описали это путешествие в своем романе  "Одноэтажная Америка":


«Нормандию» называют шедевром французской техники и искусства. Техника «Нормандии» действительно великолепна. Нельзя не восхищаться скоростью парохода, его противопожарным устройством, смелыми и элегантными линиями его корпуса, его радиостанцией (...) Все громадно в первом классе: и палубы для прогулок, и рестораны, и салоны для курения, и салоны для игр в карты, и специальные дамские салоны, и оранжерея, где толстенькие французские воробьи прыгают на стеклянных ветвях и с потолка свисают сотни орхидей, и театр на четыреста мест, и бассейн для купанья – с водой, подсвеченной зелеными электрическими лампами, и торговая площадь с универсальным магазином, и спортивные залы, где пожилые лысоватые господа, лежа на спине, подбрасывают ногами мяч, и просто залы, где те же лысоватые люди, уставшие бросать мяч или скакать на цандеровской деревянной лошадке, дремлют в расшитых креслах, и ковер в самом главном салоне, весом в тридцать пудов."
 
 "Нормандия"   совершала регулярные рейсы по маршруту Гавр-Нью-Йорк. За  несколько  дней  до нападения Гитлера на Польшу «Нормандия» должна была отправиться в очередной рейс из Нью-Йорка   назад в Европу, но ее   задержали по приказу Рузвельта, чтобы проверить, нет ли на ней оружия .  Последний рейс Нормандии из Европы в Америку описан в романе Ремарка "Триумфальная арка": 

 " Последние американцы. Медленно поднимается трап. Странное чувство – будто трап поднимается навсегда. Полоска воды шириной всего лишь в два метра. Но она – граница, граница между Европой и Америкой. Между спасением и гибелью (...)Казалось, белый корабль сдвинулся. Казалось, берег начал отступать. Чуть-чуть. Едва заметно. И вдруг «Нормандия» по-настоящему отчалила. Недосягаемая, она парила над темной водой на фоне темного неба"

Но началась     война,  и   «Нормандия»  осталась в Нью-Йорке.    После падения Франции Гитлер потребовал от    марионеточного правительства  Виши , чтобы те затребовали,   чтобы "Нормандия" вернулась в Европу.  Рузвельт сначала не знал, как поступить  но потом решил конфисковать корабль и переоборудовать его в военный. 

За  несколько  дней  до нападения Гитлера на Польшу «Нормандия» должна была отправиться в очередной рейс из Нью-Йорка в Европу, но ее   задержали по приказу Рузвельта, чтобы проверить, нет ли на ней оружия .  А  через день  началась война,  и   «Нормандия»  осталась в Нью-Йорке.    После падения Франции Гитлер потребовал от    марионеточного правительства  Виши , чтобы те затребовали,   чтобы "Нормандия" вернулась в Европу. 

Рузвельт сначала не знал, как поступить  но потом решил конфисковать корабль и переоборудовать его в военный. 
Когда корабль уже был почти готов выйти в рейс,  начался пожар.  Вот что пишет  Википедия про это " В «Гранд Салоне» команда рабочих была занята разрезанием переборок газовыми горелками. Не заметив искр, один рабочий случайно поджёг кипу спасательных жилетов. На борту тогда не было пожарных, а система пожаротушения была отключена. Через 12 минут нью-йоркские пожарные прибыли на место, но не могли попасть внутрь из-за рабочих, выбегающих из горящего судна. После часа хаоса и суматохи пожарные, наконец, начали тушение огня. "
Одним из кораблей, заливавших пламя на Нормандии, и был  как раз "John J. Harvey".  Пламя, раздуваемое сильным северо-западным ветром, распространялось очень быстро. Менее чем за час лайнер превратился в гигантский костер. На борту находилось более 3000 человек, в том числе 500 моряков из состава команды. При этом пожаре погиб всего один человек, остальных удалось спасти. Мэр города Ла Гуардия лично наблюдал за тушением пожара, были мобилизованы все средства, но никто не хотел слушать   инженера  Юркевича, который утверждал, что единственное, что можно сделать, чтобы потушить этот пожар- это открыть кессоны, и дать кораблю затонуть вертикально.


 Залитая на  палубу вода стала скапливаться с одной стороны и  вызвала опасный крен. К ночи «Нормандия» опрокинулась на левый борт и осталась лежать у пирса.  Юркевич все это время находился около корабля.    Он раньше всех понял грозящую судну опасность и даже назвал американцам время — 2 ч 45 мин, когда корабль опрокинется, если они не перестанут  заливать его водой.
 Обгоревший корпус  корабля  закрыл подход к двум огромным пирсам порта. Пришлось  срезать палубные надстройки  и поднимать затонувший корабль, на что ушло более пяти месяцев .   В результате корабль был признана непригодным для восстановления и продан в  ноябре 1946 года    на слом.

Нормандия успела сделать до своей гибели  139 рейсов и перевезла 133 170 пассажиров, не только окупила себя, но и принесла судовладельцам прибыль.
После войны Юркевич работал техническим консультантом Управления морского флота США. Преподавал в университете Мичигана и Массачусетском технологическом институте. Умер  Юркевич  в  1964 году. Похоронен он на православном кладбище русского монастыря Ново-Дивеево в штате Нью-Йорк. (Russian Convent  "Novo Diveevo" Nanuet, Rockland County, New York ).


Нормандия стояла у пирса 88, что в районе 49 улицы. Сейчас там огромные   терминалы, откуда отправляются круизные корабли к берегам Флорида, Канады и на Карибские острова.
===========================================
 Вернусь однако к рассказу о пожарном катере, который принимал участие в тушении "Нормандии" и который в 2000 году купил  Кервей.  В 2001 году этот замечательный корабль- пожарник принимал участие  в спасательной операции  во время теракта  11 сентября.  Он эвакуировал людей из  жилого комплекса  Battery Park City,  а потом из своих брандспойтов помогал тушить пожар на месте падения башен-близнецов.


 В 2008 году  Кервей нанял буксир и перетащил все свои сокровища - баржу, Frying Pan и and John J. Harvey  к пиру 66. К сожалению,  Кервей не смог  в полной мере насладиться результатами своего труда- через три года, в 2011 году 66-летний Кервей умер от инфаркта.

На барже сейчас открыто кафе, которое так и называется  - "Сковородка" .


caboose
Внутрь "Frying Pan"   можно зайти, и там  полазить . На   барже  можно полюбоваться  на  вагончик, который как правило прицеплялся к концу  состава , и в котором ездила   команда, обслуживающая поезд. Называется такой вагончик  caboose.
 На самой нижней палубе находится  бар, где можно взять еду и напитки, и с этой едой пройти наверх.  А можно принести еду с собой и устроить  нечто вроде пикника, купив в баре только попить.  Ясное дело, что к вечеру народ накапливается, а днем - особенно в будние дни, достаточно пусто.   Не забудьте, что с приходом осени, к 1 октября все закрывается... Но теплых дней еще много. 

Ниже- фотографии, которые я сделала два года назад и неделю назад на "Сковородке"