среда, 25 ноября 2015 г.

Гинкго - чудо-дерево в Центральном парке

Есть  в Нью-Йорке  одна порода деревьев, которую наверняка видели многие . Дерево это высокое с листьями, похожими по форме на не до конца раскрытый веер.  Листья эти   к ноябрю становятся совершенно золотыми.    Такие деревья растут по всему городу,  и  в Центральном Парке таких множество.  Я как-то  раньше  не обращала на них никакого внимания - ну дерево и дерево. А вот дней десять назад я гуляла по Рамбле и немного заплутала. Рамбла- это сеть тропинок в лесу в Центральном парке- желающие узнать про это замечательное место могут прочитать мой пост вот здесь.


Так вот, выпутавшись из лабиринта Рамблы,  я увидела около большого красивого дерева не совсем для меня обычную сцену.  Под деревом  на корточках  сидели китаянки. Они что-то собирали   и клали в уже наполовину наполненные   пакеты, стоявшие рядом с ними. Я, естественно, заинтересовалась и подошла по ближе- интересно, что это такое можно собирать в ста метрах от 5-ой авеню? Вся земля около дерева была усыпана  плодами- размером с небольшой абрикос, круглыми, золотисто-розоватыми.  Я раньше никогда не выдела, чтобы это дерево  плодоносило... Я посмотрела- посмотрела и пошла дальше.  Придя домой, я начала искать на интернете, что же такое там эти китаянки собирают, и узнала про  это дерево совершенно потрясающие факты, которыми и хочу с вами поделиться. 

Дерево это называется Ги́нкго - в Америке его называют его латинским именем     ginkgo  или maidenhair tree.  Те, которые интересуются  растительными лечебными средствами, наверняка знают это слово - на полках полно бутылочек, в названии которых есть слова  Ginkgo Biloba- так вот - это то самое дерево!  
И. Гёте  воспел это дерево в одном из своих стихотворений (перевод В.В. Левика)
Этот листик был с Востока
В сад мой скромный занесен,
И для видящего ока
 Тайный смысл являет он.
Существо ли здесь живое
 Разделилось пополам?
Иль, напротив, сразу двое
 Предстают в единстве нам?
И загадку, и сомненья
 Разрешит мой стих один;
Перечти мои творенья,
Сам я — двойственно един.



Кстати,  символ Токио- лист гинкго.

Первым европейцем,  описавшим гинкго,  был    немецкий путешественник и натуралист Энгельберт Кемпфер  - по  ошибке он его записал не как Ginkjo а как Ginkgo. Он увидел это дерево в 1690 году  в Токио в японских садах при храмах.  Позже Карл Линней,  шведский ученый-  создатель   единой системы классификации растительного и животного мира -  повторил эту ошибку, и за деревом закрепилось  это имя.
Несмотря на то что, на дереве листья, относится это растение к   голосеменным растениям - к той же самой группе, которой принадлежат   ели и сосны, поэтому раньше ботаники относили растение к хвойным.  Однако это не совсем верно - гинкго являются потомками одной из групп древних семенных папоротников и не родственны  вообще никаким деревьям! 

Растения класса гинкговых были широко распространены на Земле в мезозойскую эру и росли  одновременно с динозаврами.   Все их современники и динозавры в том числе  вымерли- а гинкго- остались!  Кажется совершенно невозможным , чтобы растение за много миллионов лет не претерпело практически никаких изменений- однако это так.  Это дерево- настоящее живое ископаемое!   Оно   дымо-, газо- и пылеустойчиво  и  не подвержено разнообразным инфекциям и не поражается насекомыми-вредителями.

Оно еще к тому же потрясающе живуче.  В полутора- двух километрах от эпицентра  взрыва атомной бомбы в Хиросиме  сохранилось  шесть живых гинкго - деревьев- единственное, что выжило в этом аду...На трех из них сохранились таблички  с годами посадки- 1740, 1850  и 1900...
О гинкго упоминается в самых древних восточных книгах; его издавна чтут как храмовое дерево, символ стойкости и долголетия. Дерево растет  медленно и живет очень долго- считается, что на юге Китая есть деревья, которым более полутора тысяч лет!  Гинкго – растение двудомное, что означает, что есть мужские и женские деревья, причем плодоносят только женские  особи.  Зато мужские особи- сильно аллергичны - по шкале аллергии  7 из 10, тогда как женские- только 2 из 10...
Начинает плодоносить гинкго в возрасте 25-30 лет, и лишь тогда можно    точно определить пол деревца - а до этого  для определения пола нужно делать генетический анализ.

Как только плоды созревают, они сразу же падают на землю. Мясистая оболочка плодов гинкго при гниении неприятно пахнет. Мало того что пахнет,  мякоть плодов содержит токсин, аналогичный тому, что содержится в "ядовитом плюще" ( poison ivy ).  Вот именно поэтому в Нью-Йорке начиная с 1990 года запрещена посадка женских деревьев в общественных местах.  Но хоть по крайней мере женские  деревья не вырубают как например в Айове. В Вашингтоне решили проблему по-другому- весной цветущие деревья чем-то опыляют и завязи, не созрев, падают на землю.


Листья гинкго активно используется в медицине.  Экстракт из  его листьев   служит основой большого числа лекарств, широко распространенных в Европе, а также в Южной Америке. Если вы в гугле наберете gingko biloba то найдете множество информации о его лечебных свойствах.  Считается что экстракт листьев улучшает кровообращение.  Регулярный прием препаратов гинкго    способствует   улучшению памяти и  концентрации внимания  а также устраняет головокружение и головные боли. Считается что гинкго билоба эффективен при  артериосклерозе, поскольку   снижает тромбообразование.

В Китае гингко в медицине использовали как минимум начиная с 15 века, а в  западных странах пионеров была Германия только в 1965 году.
 А в Китае гинкго едят- конечно не листья, и не плоды- а орешки внутри плодов.  Орешки лущат, потом обжаривают и добавляют в блюда- по вкусу они немного напоминают каштаны.  Орешки эти  можно купить в китайских магазинах. Вот именно ради этих самых орешков и ползали под деревом в Центральном парке китаянки!
Сейчас в диком виде это дерево встречается очень редко - небольшие естественные заросли   сохранились   на крошечной территории в восточном Китае.  Вот какое замечательное дерево растет в Центральном парке!

четверг, 19 ноября 2015 г.

Рамбла- дикий сад в Центральном парке

Пол года назад я  призналась на моем блоге в любви к Центральному  Парку. За прошедшие шесть месяцев  моя любовь к нему  ну  ни капли не ослабла, а только окрепла.  Гуляя по парку , я обнаружила еще очень - очень много интересного, чем хочу поделиться  со всеми- а вдруг  люди не знают...

 В один из последних дней этой на удивление теплой осени я забрела в дикую часть парка, называемую Рамбла ( the Ramble) - в переводе  на русский глагол  Ramble означает прогуливаться.   Рамбла представляет собой   сеть тропинок и дорожек  , расположенную в западной части парка между 73 и 78 улицами .  Дорожки эти настолько запутаны, что похожи на  настоящий лабиринт.
 
По обеим сторонам парка в районе 80х улиц стоят два главных музея Нью-Йорка- на восточной стороне- Метрополитен музей, а на западной  - Музей Естественной Истории.  Если идти правильно,  то от одного музей до другого легко добраться минут за 20 - вот поглядите на карту! Но как известно- нормальные герои всегда идут в обход, и на этот раз я, начав свой путь от Метрополитен Музея,   не пошла по  известным и многократно мной пройденным центральным дорожкам, а углубилась в запутанный лабиринт Рамблы.
 Выбраться Рамблы  достаточно просто- она сравнительно небольшая 38 акров (около 18 гектаров),    но вот попасть в нужную точку- куда сложнее.  Проплутав по дорожкам больше часа,  я в результате вышла не туда, куда планировала - к Музею Естествознания, а опять вернулась на восточную сторону парка - день был пасмурный, и по солнцу ориентироваться было совершенно невозможно. 

 Кстати- хочу подсказать, как в  более  цивильных местах парка можно ориентироваться.  Вдоль всех дорожек   стоят чугунные фонари, созданные специально для парка в 1907 году архитектором   Генри  Бэконом  ( это он является автором  Мемориала Линкольну в Вашингтоне)   Практически на каждом фонаре в парке прикреплена табличка с цифрами.  Первые две цифры  означают улицу, на широте которой вы находитесь. То есть если вы стоите рядом с фонарем, на котором есть табличка в цифрами 7220, то это означает, что идя от этого фонаря на восток, вы выйдете к  East 72, а вот если пойдете на запад-  то окажитесь около West 72.   Для того, чтобы не запутаться, осталось только иметь с собой компас!
Фонарь в Центральном парке
 (весна)
 Осень - самое подходящее время для прогулок по этому кусочку парка. Не жарко и не душно, под ногами шуршат листья, а вокруг - такая красота... Как-то забываешь, что ты находишься  в самом центре огромного города- ощущение такое, что просто гуляешь по лесу  далеко за городом. 
Тропинки не расчищены, вокруг заросли   кустарников, деревьев, между ними  - небольшие  заросшие озерки, ручейки с перекинутыми мостиками, огромные валуны. Невозможно представить себе что все это- не само по себе , а сделано руками человека.

 Центральный парк задумывался в середине девятнадцатого века, когда Нью-йоркская элита захотела сделать себе парки, подобные тем, которые они видели в Париже и Нью-Йорке. Проектировщики парка Олмтед  и Вакс  Olmsted and Vaux   предпочли  строгой геометрии  французских парков ( вспомните Версаль) милую  пасторальность английских садов.

 Рамблу они тоже спроектировали, назвав этот кусок Центрального парка  "дикий сад".   О том что это все сделано руками человека а не природой, напоминают мостики через ручьи,  редко встречающиеся скамейки и каменные арки.   С севера Рамбла ограничена озером, к берегу которого подходят многочисленные тропинки.  На этом озере есть  лодочная станция- и можно взять лодку напрокат, чтобы с воды полюбоваться отражением желтых листьев- стоит это удовольствие совсем недорого- 20 долларов в час. Как правило лодочная станция работает до конца ноября.  И озеро  и ручейки и болотца- искусственные и как написано  в одном из описаний, не следует забывать  что  вода  в ручейках течет не из родников, а из водопроводных кранов. 


Рамбла- одно из любимых мест  натуралистов Нью-Йорка для наблюдения за птицами.  Более 200 видов птиц можно увидеть в Рамбле - особенно весной или осенью -перелетные пичужки используют Рамблу  в качестве своего перевалочного пункта.  Если вы попадете в Рамблу осенью или весной, вы сможете увидеть одну из самых маленьких птичек Северной Америки- New World warblers   ( даже и не знаю  как перевести..) . Несмотря на ее размер ( вес около 6 граммов!) она хороша заметна благодаря  своему ярко желтому  оперенью.  Летают они очень шустро и моим маломощным фотоаппаратом   ни разу не удалось ее сфотографировать...

 К ноябрю как правило все перелетные птицы исчезают,  и остаются лишь те, кто постоянно в Центральном парке живут - сойки,  дятлы,  дикие голуби, воробьи  и вОроны и еще -ястребы!

 Когда я бродила по Рамбле две недели назад, мне встретилось два немолодых человека. Они стояли и в весьма мощный бинокль- скорее подзоорную трубу-  рассматривали какую-то птицу на верхушке высоченного дерева. Если бы они мне на нее не показали, я бы ее ни в жизни не увидела.  Когда я  спросила, откуда же они знают,  куда нужно смотреть, один из них мне ответил: "Да она здесь уже третий день на этом  дереве  сидит- полетает- полетает, и опять возвращается.  Я каждый день сюда прихожу на нее смотреть".  Птица эта была краснохвостый ястреб.  

Ясное дело, что когда парк создавался,  птиц туда никто не селил- они сами поселились, а вот деревья для посадки выбирались садовниками.  В основном Рамбла  засаживалась  деревьями, которые типичны были для Нью-Йорка в то время- разными породами дубов, вязами, тюльпановыми деревьями.   

Еще не все листья в парке опали, народу мало- спешите понаслаждаться последними теплыми денечками  на природе- очень скоро надо будет спешить на улицы, чтобы не пропустить  рождественскую иллюминацию...

среда, 11 ноября 2015 г.

Форт Трайон парк

На самом севере города, на крутом берегу Гудзона находится один из самых любимых мною парков  для осенних прогулок. Этот парк хорош не только сам по себе, но и потому, что в середине него построен  замечательный музей  Клойстерс  - филиал Метрополитен- музея.  Несмотря на то, что парк этот расположен далеко от центра  города, доехать   до него очень просто - станция метро расположена прямо у входа .    Виды с территории музея и из парка открываются просто волшебные,  плата в музее  - по желанию- то есть можно заплатить всего доллар и гулять по его залам, осень- самое замечательное время для посещения - словом- спешите!  А я пока расскажу про историю этого замечательного места. 

Вид из парка на Гудзон
 Сначала там жили  индейцы Ленапе, а позже располагались небольшие голландские деревушки. Англичане назвали это место Форт Тройон  (Fort Tryon) в честь сэра Уильяма Тройона, последнего британского губернатора колонии Нью-Йорк. 
В 1776 году в этих краях    состоялась историческая битва между   Джорджем Вашингтоном и английскими войсками. Форт Вашингтон  и форт Ли были собственно и построены Джорджем Вашингтоном для того, чтобы  закрыть англичанам путь к отступлению   в   верховья  Гудзона.  Одной из легенд этой битвы стала  Маргарет Корбин ( Margaret Corbin) , которая после того, как ее муж -  артиллерист   был убит, сама стала к его пушке.  Маргарет  была ранена, потом захвачена в плен англичанами.  Англичане ее отпустили, и она перебралась в Пенсильванию. Маргарет стала первой женщиной в Америке, получившей военную пенсию от Конгресса. Ее именем названа  дорога, кольцом опоясывающая парк.

Замок Биллинга

В 19 веке кроме отдельных небольших деревень на территории сегодняшнего парка   практически никаких  поселений не было. А в начале 20 века огромную усадьбу - замок построил известный промышленник  и любитель лошадей  Биллинг.
 Построен замок этот был в стиле Людовика Четырнадцатого с остроугольной мансардной крышей и многочисленными башенками.  Еще в замке был огромный мраморный бассейн и теннисные корты. Стоил этот дворец баснословную по тем временам сумму в два миллиона долларов, и  проживал в нем Биллинг со своей женой, двумя детками и более чем двумя десятками слуг.  


Замок Биллинга
Рядом с замком располагались его огромные конюшни. Конюшни тоже были не простые- около каждого стойла, а их было больше 30,  была прикреплена медная табличка с именем лошади,  в этом же здании было специальное помещения для повозок и карет, а также квартиры для обслуги. Газета  The New York Times  назвала эти конюшни  самыми роскошными конюшнями, когда либо построенными в городе.

Конюшни Биллинга

В честь окончания строительства  конюшен   Биллинг закатил  бал, да не простой - а лошадиный! Он нанял  для организации этого бала известного ресторатора  и планировал устроить обед у себя в конюшнях. Репортеры пронюхали про это  и задолго до начала бала вокруг конюшен стала собираться толпа в надежде запечатлеть Нью-Йоркские сливки общества. 



Однако  Биллинг тайно переменил планы и снял огромный бальный зал на четвертом  этаже в доме на углу 5 авеню и 44 улицы.    Когда  36 гостей собрались к восьми часам  вечера на бал, они были поражены-  бальный за был превращен в поляну с деревьями  и кустиками ,   по залу  летали настоящие- живые - птички, огромная луна ( фонарь) свешивалась с потолка вместо люстры, а под ногами был вовсе не паркет - а слой соломы!  Гостей ожидали хорошо обученные и вычищенные до блеска лошади.  Гости забрались на лошадей и встали в круг.  Ели они  из специально сделанных подносов, притороченных к седлам шампанское  сосали из трубочек,  присоединенных к бутылкам- тоже прицепленным к седлам.  Каждого гостя обслуживал персональный слуга, и всего  на  обед было 14 перемен. А в конце обеда- подали мешки с овсом лошадям...Единственное, что я не поняла из найденного мною описания этого интересного мероприятия, это то, как лошади на четвертый этаж поднимались.

Однако лет через пятнадцать Биллингу этот дом вместе с его конюшнями поднадоел ,  и он решил его продать. Покупатель нашелся сразу- это был  Джон Рокфеллер младший-  тот самый, что позже построил Рокфеллер Центр.  Рокфеллер решил на этом месте создать большой парк, дом Биллинга  ему был не нужен,  и он решил его разломать. Однако когда его планы стали известны, газеты подняли шум. Потом Америка вступила в Первую Мировую войну и Рокфеллер предложил использовать замок под госпиталь.  Однако это не потребовалось,   и сам замок вместе с бассейном и конюшнями  был сдан в аренду за 25 000 долларов в год. 
 А в марте 1926 года замок сгорел .  В огне не только пострадали жена и дочь арендатора, но и сгорели многочисленные  картины и гобелены, к которые были собраны в этом уникальном замке.  От усадьбы, построенной Биллингом, осталась только аркада, поверху которой Биллинг проложил дорогу к замку.  Место для парка было освобождено.


Для создания парка, который Рокфеллер намеривался подарить городу, он  нанял   Фредерика Олмстеда младшего, сына того самого Фредерика Олмстеда, который проектировал Центральный парк. 
 Для того, чтобы ничто позже не могло испортить потрясающие виды с высокого скалистого берега  Гудзона, Рокфеллер  купил полосу земли на противоположном берегу  - сейчас на этом месте находится  Palisades Interstate Park. 
Строился   парк во времена великой депрессии, практически одновременно со строительством Рокфеллер- центра.    Олмстед потратил  четыре  года и больше трех миллионов Рокфеллеровских денег и превратил  скалистый берег в цветущий парк с дорожками( их суммарная длина более 10 километров) , променадом и  смотровыми площадками с видом на Гудзон.
Но основная масса людей, которые посещают этот парк, идет сюда не  ради  красивых видов, а  ради музея Клойстерс, про который а расскажу в другой раз. А пока-спешите в парк- еще не все листья опали!

воскресенье, 1 ноября 2015 г.

Village Halloween Parade 2015

Осень в Нью-Йорке - пора парадов. Первый- это парад на день Колумба, не так широко известен.  Про этот парад и про день Колумба вы можете прочитать вот здесь.  Зато  два других- знамениты на весь мир.  Один из них-  New York’s Village Halloween Parade,  который  состоится всегда в один и тот же день 31 октября. Про историю парадов на в канун для всех святых я рассказывала ровно год назад- так что вы про это можете прочитать вот здесь.

 Парад в этом 2015 году- 42 по номеру, и его  девиз "Зажгите свет". Устроители парада  на своем основном сайте приводят цитату Мартина Лютера Кинга:  " Темнота не может развеять темноту: только свет может сделать это. Ненависть не может прогнать ненависть - только любовь на это способна" (“Darkness cannot drive out darkness: only light can do that. Hate cannot drive out hate: only love can do that.”) . Поэтому на параде  было полно костюмов с лампочками, фонариками и еще всяческими светящимися деталями, которые очень плохо фотографировались на мою маломощную камеру.


Но я хочу сказать не о костюмах, которые как всегда фантастически разнообразные, а о замечательной атмосфере праздника- праздника для всех во всем городе! Кажется, что в костюмах- все! Для того, чтобы стать участником праздника- нужно совсем немного- надеть на себя что-то фантастическое и попасть  в правильное место в правильное время! Уже несколько лет подряд я прихожу на парад сильно заранее и не стою в стороне за барьером, отгораживающим парад от зрителей,   а прохожу в те переулки, которые потом  закрываются для тех, кто в параде не участвует- то есть  для тех, кто без костюмом. 


Я вижу, как люди собираются, как радостно приветствуют знакомых, как надевают костюмы, подгоняя детали на ходу, как гримируются, как собираются многочисленные оркестры. Сначала слышен только гул толпы, потом начинает играть музыка- сначала один оркестр, потом с другой стороны - еще несколько. И я оказываюсь в самой середине карнавала... Незабываемо!   
 Я больше ничего говорить не буду -  хотите- идете в следующем году вместе со мной! А пока смотрите сами- я нафотографировала кучу фотографий!