воскресенье, 8 мая 2016 г.

Пергамон в Нью-Йорке. Выставка в Метрополитен-музее

В 1870-х гг. в Малой Азии искал древности не только знаменитый впоследствии Генрих Шлиман, откопавший Трою. Немецкий инженер Карл Хуман приехал в Турцию по приглашению султана строить мосты и дороги.  Инженеру был поручен участок строительства как раз там, где он обнаружил останки древнего города. Новая дорога должна была пройти через Пергамон -  третий    по величине город  античного мира после Рима и Александрии. Годы ушли на то, чтобы убедить турецкие власти отложить строительство в этом месте и добиться разрешения на проведение настоящих серьёзных раскопок.

Наконец, в 1878 году было получено официальное разрешение на год. В Пергамон приехали археологи. Спонсором работ стал директор берлинского Музея скульптуры. За много лет Хуман раскопал, обнаружил и отправил в Германию многие и многие шедевры древнего искусства.  На  террасе южного склона горы  Пергамона ( Пергама)  был раскопан величайший памятник эллинистического искусства  - Алтарь Зевса.  

Он хранится в музее Пергамон в Берлине, здание которого было возведено специально для того, чтобы вместить это удивительное сооружение. Хуман был первым директором музея до своей смерти в 1896 году, и в фойе Пергамского музея ему установлен бюст, водруженный в 1901 г. Пергамский музей с 1999 года  был  самым посещаемым  музеем в немецкой столице и до ремонта установил рекорд по числу посетителей в год — около 1,1 млн. человек.


В этом году музей Метрополитен  вместе с немецким музеем Пергамон, знаменитым не только Пергамским Алтарем но и огромной коллекцией  античного искусства , организовали потрясающую выставку в Нью-Йорке.   Выставка называется "Прегамон и эллинистические царства  древнего мира". Подготовка к ней  заняла около шести лет.     Куратор выставки  мистер Пекон, который говорит на пяти языках  и защитил свой докторат в Оксфорде,  и его группа  побывали в пятидесяти  музеях двенадцати стран, подбирая экспонаты.


Многие залы Берлинского музея, сильно поврежденные еще во время второй  мировой войны,  находятся сейчас на реставрации- этим и объясняется тот факт, что около тридцати процентов отличной эллинистической коллекции сейчас выставлено в залах Метрополитена - это 73 произведения искусства.

 Остальные -из Греции, Италии, Морокко  и других стран.  Эта выставка- самая большая из когда-либо проводимых выставок  в греческой и римской секциях Метрополитен - музея.  



  Выставка огромная - на ней представлено более    250 произведений искусства, созданных за три    великих столетия, которые называются эллинистический период- между смертью Александра Македонского в 323 году до новой эры и  созданием Римской империи - 30 год до новой эры.  Это время -  золотое время древней Греции.  В это врем жили Архимед и  Евклид, Эпикур, Эратосфен  и Зенон.



Характерные черты скульптуры того времени — интерес к личности человека и его внутреннему миру.
Самая большая статуя на выставке- это статуя Афины, которая стояла внутри храма в городе Пергаме.  Сама статуя является копией в  одну  треть    статуи Афины, которая была  в греческом Акрополе и, к сожалению,  утеряна.  




 В каждом зале выставки имеется один экспонат, который, является центром экспозиции. В одном зале это статуя Афины, а  другом- ваза двухметровой высоты,  сделанная в Афинах в первом веке до новой эры. Эта ваза была найдена  в 16 веке к Риме, и куплена Наполеоном  в 1808 году у семейства Боргезе.  Ваза приехала из Лувра. 


 Не все экспонаты так огромны, как эта ваза, но от этого они не становятся менее ценными. Вот например,  самый ранний из известных текстов Одиссеи  Гомера -  285-250 год  до новой эры. Этот кусок папируса  сохранился до наших дней только потому,  что он был похоронен вместе с одной  из  египетских мумий.
На выставке представлены различные фрагменты Алтаря в Пергамоне, в том числе двенадцать совсем недавно восстановленных барельефных скульптур  фриза.


А сам Алтарь, который находится в Берлинском музее, еще в течение четырех лет будет закрыт на реставрацию.   В Метрополитен музее можно посмотреть  на модель этого Алтаря,  также на многочисленные панорамы Пергамона. 

 И  в заключение своего рассказа я хочу процитировать    Ивана Тургенева -   того самого , что написал "Отцы и дети".   Тургенев посетил Берлинский музей по пути в Россию в начале февраля   1880 года.




«Весною 1880 г., приехав в Пушкинский праздник прямо из Берлина, Тургенев за завтраком у редактора журнала заинтересовал всех своим рассказом о пергамских раскопках, которые в том году только что начали приводиться в порядок в берлинском музее, – вспоминал редактор „Вестника Европы“, – Кто-то из присутствовавших заметил ему, что он непременно должен написать статью об этом; Тургенев тотчас же пообещал, но редактор выразил сомнение, чтобы это когда-нибудь было исполнено им, если его не запереть в комнату. Тургенев торжественно встал, напомнил, как в старину в Сенате снимали сапоги с неблагонадежных писарей, чтоб они не убежали со службы, извинился, что подагра не позволяет ему прибегнуть к такому способу удостоверения в его благонадежности, и тут же снял с себя галстук, в виде залога, заметив, что порядочному человеку без галстука нельзя уйти так же, как и без сапог, – и ушел в кабинет. Мы продолжали беседу, а через час времени он уже вынес написанный им этюд: „Пергамские раскопки“ – один из прелестнейших его этюдов в области искусства».Вот что писал Тургенев про раскопки в Пергамоне: 



"Существование этих горельефов, воздвигнутых кем-то из царствовавшей династии Атталов и считавшихся у древних одним из чудес вселенной, было, конечно, не безызвестно ученым — германским ученым в особенности; о них говорится в сохранившемся сочинении одного довольно, впрочем, темного писателя II-го столетия; но честь открытия этих великолепных останков принадлежит германскому консулу в Смирне Гуманну, а заслуга — скорее счастие приобретения их выпала на долю прусского правительства, при энергическом содействии кронпринца.

Всё дело было ведено очень ловко и тайно; вовремя были высланы инженеры и ученые профессора, вовремя куплен участок земли, близ деревушки Бергама, под которой скрывались все эти сокровища; самый фирман султана на владение открытыми мраморами, а не одними снимками с них (как то́ сделало греческое правительство), был очень удачно и тоже вовремя получен, и в конце концов Пруссия — за какие-нибудь ничтожнейшие 130000 марок — закрепила за собою такое завоевание, которое, конечно, принесет ей больше славы, чем завоевание Эльзаса и Лотарингии, и, пожалуй, окажется прочнее.



(...)какое счастье для народа обладать такими поэтическими, исполненными глубокого смысла религиозными легендами, какими обладали греки, эти аристократы человеческой породы. Победа несомненная, окончательная — на стороне богов, на стороне света, красоты и разума; но темные, дикие земные силы еще сопротивляются — и бой не кончен.


(....)   это надо видеть... на это даже намекнуть нельзя. Все эти — то лучезарные, то грозные, живые, мертвые, торжествующие, гибнущие фигуры, эти извивы чешуйчатых змеиных колец, эти распростертые крылья, эти орлы, эти кони, оружия, щиты, эти летучие одежды, эти пальмы и эти тела, красивейшие человеческие тела во всех положениях, смелых до невероятности, стройных до музыки, — все эти разнообразнейшие выражения лиц, беззаветные движения членов, это торжество злобы, и отчаяние, и веселость божественная, и божественная жестокость — всё это небо и вся эта земля — да это мир, целый мир, перед откровением которого невольный холод восторга и страстного благоговения пробегает по всем жилам."




Комментариев нет:

Отправить комментарий