Пять углов. Банды в Нью-Йорке

После того, как на экраны вышел голливудский  блокбастер "Банды  Нью-Йорка"  с любимцами публики Леонардо Де Каприо  и Камерун Диас,  район  Нью-Йорка "Пять углов" в   Чайнатауне   стал всемирно знаменит.  В основу фильма положена  документальная  книга    американского журналиста и писателя Г. Осбери  "Банды Нью-Йорка",  изданная в 1927 году.  Действие фильма ( и книги)  происходит в Нью-Йорке в середине  девятнадцатого века и  посвящено разборкам "коренных американцев " ( то есть  уже родившихся в Америке  )  и вновь прибывших иммигрантов. 

 Основным местом разборок является район под названием  "Пять углов". 
В начале XIX века здесь пересекались сразу пять улиц – Энтони, Оранж, Малберри, Кросс и Литл Уотер.  Человек, стоящий в центре перекрёстка, мог увидеть пять углов четырёхэтажных кирпичных зданий.   

 До того, как были построены все  эти улицы , их место частично  занимал  большой  - около 200 000 квадратных метров и достаточно глубокий пруд под названием Collect Pond.   В некоторых местах  глубина  пруда достигала аж 18 метров. 
Collect Pond . 18 century
В первые два столетия существования европейского поселения  на месте теперешнего Нью-Йорка ручьи, питающие этот пруд,  служили основным источником питьевой воды.  В  самом начале 18 века  летом берега пруда использовались для прогулок, зимой- когда он замерзал- на пруду катались на коньках.  Потом берега стали застраиваться, и застраивались они вовсе не элитными домами, а мелкими фабриками, пивоварнями, живодернями. И ясное дело- все отходы от этих производств- весьма вонючие- сливались в  пруд.


Парк на месте пруда. Март 2017
 К концу 18 века пруд сильно обмелел, и его  в 1811 году осушили и засыпали.  Та улица, которая сейчас называется Canal, когда-то действительно была каналом, прорытым при осушении пруда.   

   Однако  пруд засыпали неудачно,  земля под домами оседала,  трава и всяческие растения, засыпанные землей, разлагались и  выделяли метан, повсюду появлялись лужи с кучей комаров- в общем гнилостный получился район. Те представители среднего класса, которые сначала чинно гуляли по берегу пруда, а потом стали строить  свои дома,  сбежали.

 А надо сказать что совсем рядом  с этим районом находился порт. Он и сейчас там находится- South Street Seaport.  Сейчас там стоят два корабля, которые являются частью морского музея, а двести лет назад в этот порт прибывали корабли из Европы с иммигрантами.  Моряки с кораблей   уважали пять углов- там можно было найти проститутку на любой вкус и практически за  любую цену. 

Первый иммиграционный пункт в Нью-Йорке, расположенный в замке Клинтон, был открыт только в 1855 году. А до этого специального места, куда отправлялись вновь прибывшие не было, и многие находили свое первое пристанище недалеко от порта.
Район этот постепенно превратился в трущобы, которые стали заселяться иммигрантами.  Первыми были ирландцы, которые бежали от голода в середине 19 века.  В результате Великого Картофельного голода 1845-1850 гг. четверть населения Ирландии - более двух миллионов человек-  либо умерла от голода, либо эмигрировала. Я как-нибудь напишу отдельно про ирландскую иммиграцию...

  Вот что писал про это время в своем романе  "Банды Нью-Йорка"   Г. Осбери:
"Характер района стал меняться к худшему около 1820 года. Многоквартирные дома начали разрушаться и тонуть на недостаточно осушенной, топкой земле, малярийные испарения, туман, поднимающийся с болотистой земли, привели к тому, что место стало опасным для здоровья. Богатые семьи переезжали из этих чудовищных домов в другие части Манхэттена, и на их месте поселялись в основном освобожденные рабы-негры и бедные ирландцы, которые наполнили Нью-Йорк большой волной иммиграции, последовавшей после революции и провозглашения республики. Они беспорядочно заселяли трущобы Пяти Точек, и к 1840 году этот район стал самым злачным местом в Америке".



Five points. 1837
 Люди селились в доходных домах, где были ужасная теснота и антисанитария. Самым первым  доходным домом, построенным в Нью-Йорке, был дом     65  по улице Мотт. Сейчас улица Мотт- это самый центр Китайского квартала.  Дом был кирпичным, семиэтажным, естественно без лифта.    Построен он был в 1824 году.  Типичная квартира в этом доме состояла из двух комнат. Первая площадью примерно 12 кв.м. служила кухней и столовой и гостиной . Во второй поменьше- около 8 кв. м. спали. В такой квартире проживало человек 10 - 12.  По скученности населения району Пяти углов не  было равных в Нью-Йорке.
В  1842 году в Америку  приехал английский писатель  Чарльз Диккенс,       ответив  на давнее  приглашение самого знаменитого тогда американского писателя Вашингтона Ирвинга.  К 1842 году  Диккенс  уже написал и   “Посмертные записки Пиквикского клуба”  и “Давида Копперфильда” и “Николаса Никлби”.  Надо сказать, что поездка в США глубоко разочаровала писателя.  Американская критика ждала от Диккенса восторженного  описания нового мира  и, не найдя его, обвинила писателя в клевете. Английская критика была смущена его сатирическими обличениями   и тоже отнеслась к книге неблагожелательно.  Вот что писал Диккенс про этот район: 


"Здесь множество переулков, почти столь же бедных чистыми тонами красок и столь же изобилующих грязными, как и переулки  Лондона; здесь есть также один квартал, известный под названием  Файв-Пойнтс , который по грязи и убожеству ничуть не уступает Сэвен-Дайелсу  или любой другой части знаменитого района Сент-Джайлс .
     Вот оно, это переплетение узких улиц, разветвляющихся направо и налево, грязных и зловонных. Такая жизнь, какою живут на этих улицах, приносит здесь  те же плоды, что и в любом другом месте.  (...)  Даже сами дома преждевременно состарились от  разврата.  Видите,  как прогнулись подгнившие балки и как  окна  с  выбитыми  или  составленными  из кусочков стеклами глядят на мир хмурым, затуманенным взглядом, точно  глаза, поврежденные в пьяной драке.  Что это за место, куда ведет эта убогая улица? Мы  выходим  на  подобие площади, окруженной домами, словно изъеденными проказой; в иные из них можно войти, лишь поднявшись по шаткой деревянной лестнице, пристроенной  снаружи. Что там, за  этими  покосившимися  ступенями,  которые  скрипят  под  нашими ногами? Убогая комнатенка, освещенная тусклым светом  единственной  свечи  и лишенная каких-либо удобств, если  не  считать  тех,  которые  предоставляет обитателю жалкая постель".

 Но не только крысами, трущобами и гуляющими по улицам свиньями был знаменит этот район. Это был самый бандитский район Нью-Йорка!
Первой известной бандой стала банда, получившая название "Сорок воров". Это была небольшая ирландская банда, которая шлялась по улицам и   устраивала  драки.

«Чичестеры», «гвардия Роача», «уродские цилиндры», «рубашки навыпуск» и «мертвые кролики» – это все названия банд того времени.   «Рубашки навыпуск» были названы так потому, что члены этой банды носили рубашки по китайской моде, а название «уродских цилиндров» произошло от огромных цилиндров, которые они набивали шерстью и кожей и натягивали на уши подобно шлемам, когда шли драться. 

Бар Мертвый Кролик
«Мертвые кролики» были первоначально частью «гвардии Роача», названной так в честь известного продавца спиртных напитков в Пяти Точках. Но в банде росли внутренние разногласия, и на одной из бурных встреч кто-то бросил в середину комнаты мертвого кролика. Одна из ссорящихся сторон восприняла это как предзнаменование и создала независимую банду, назвав себя «мертвыми кроликами» .  На жаргоне того времени слово «кролик» означало «хулиган», а «мертвый кролик» – «большой хулиган», «крепкий парень».

 Кстати сейчас есть недалеко от  Уолл стрит ирландский бар с таким же как у банды , названием "The Dead Rabbit" - мертвый кролик. 

В середине 19 века  меньше тридцати процентов жителей пяти углов родились в Америке.  Половина приехала из Ирландии, 11 процентов - из Германии, и половина из них была евреи.  Появились еврейские банды. Одной из самых известных  в 90х годах была еврейская банда под названием "The Eastman Gang" - она называлась так мо имени своего главаря Эдварда Истмана по прозвищу Монах (Edward “Monk” Eastman). Банда была большой - в ней было более  тысячи человек. Доходы банде приносили публичные дома , рэкет, наркотики и заказные убийства.

Аль Капоне
После того как Монаха арестовали, банда распалась на несколько более мелких. Отсидев, Монах завербовался на  войну  и вернулся  героем. Однако это ему не помогло, и стрелок из другой банды застрелил Монаха на одной из улиц Пяти углов.
Появились также итальянские банды. Одна из них так и называлась "Пять углов".    Известный мафиози Аль Капоне, родившийся в Бруклине, был в юности членом этой итальянской банды.

Члены банд были весьма изобретательны. Каждый член банды считал делом чети придумать и реализовать какой-нибудь новый метод ограбления.  Например, одни члены шайки преследовали потенциальную жертву и загоняли ее под окно, из которого на голову бедняги высыпалось ведро золы. Пока тот, ослепленный, отряхивался - его грабили. 
Полная неспособность полиции как-то поправить ситуации   внушили бандам чувство безнаказанности. Они считали себя единственной властью на улицах и  на все попытки официальных властей вмешаться устраивали бунты, во время которых случались и пожары, и массовые линчевания, и вооруженные стычки с полицией.  Газета Нью-Йорк Таймс писала в 1857 году про бунт "Мертвых Кроликов":
«Кирпичи, камни и дубинки так и мелькали в воздухе и летали из окон во всех направлениях, а люди носились по улицам, размахивая огнестрельным оружием. Раненые мужчины лежали на тротуаре, их топтали. Вот „кролики“ перешли в наступление и погнали своих противников вверх по Баярд-стрит в Бауэри. А вот к терпящим поражение подошло подкрепление, и они бросились на своих преследователей, заставив тех отступать к Малберри, Элизабет и Бакстер-стрит»
Вот что пишет  про зарождение Нью-Йоркских банд  Осбери  в  "Бандах Нью-Йорка": 
"Первые банды Пяти Точек зарождались в многоквартирных домах, салунах .   Но их настоящее преобразование в союзы и последующее превращение района в средоточие порока и преступности последовали вскоре за открытием дешевых баров – зеленных лавок, где велась запрещенная торговля спиртными напитками, которые быстро заполонили сквер и выходящие на него улицы". 

Рисунок старой пивоварни
   Одним из самых известных доходных домов того времени был дом под названием  The Old Brewery - Старая пивоварня. Сначала это был действительно самая настоящая пивоварня, стоящая на берегу пруда.   Пиво, которое там варили, было самым известным во всех восточных штатах.   А потом, когда пруд засыпали, пивоварню преобразовали в доходный дом, больше похожий на трущобы.  А одном из помещений, которое назвалось «Пещера воров», жили более семидесяти человек и мужчины и женщины- все вперемешку.  А рядом небольшая улица романтически называлась   "Аллея убийц".
В период пика своей славы здание вмещало более тысячи мужчин, женщин и детей, половина из которых были ирландцы, а половина – чернокожие.  Дом кишел ворами, убийцами, карманниками, грабителями, проститутками. Убийства случались часто; было подсчитано, что почти за 15 лет в Старой пивоварне происходило в среднем по одному убийству за ночь. 
Кадр из фильма  "Банды Нью-Йорка"


В 1852 году пивоварню купила церковь. Всех людей выселили, а дом сломали. Рассказывали, что когда ломали дом, человеческие кости выносились мешками. На этом месте построили миссию, которая просуществовала 60 лет. А сейчас на месте старой пивоварни стоит здание суда.
Когда  Авраам Линкольн  в 1860 году  посетил Нью-Йорк, его в первую очередь интересовали две вещи - церковь в Бруклине, известная своим  аболициониизмом, и  самые жуткие трущобы страны, расположенные в районе пять  углов.  
 
Жил был во второй половине девятнадцатого века в Нью-Йорке  человек по имени Яков Риис (Jacob Riis). Он приехал в Нью-Йорк из Дании в возрасте 20 лет  и перепробовав большое число работ, стал полицейским фотографом.

 Риис работал совсем рядом с пятью  углами, в районе, который назывался  Mulberry Bend. Район этот отличался от пяти углов только названием, там царила такая же разруха и беспредел как и по соседству.   Риис очень много фотографировал. Он был  пионером в использовании вспышки, которая  тогда только появилась. Вспышка позволяла ему сделать потрясающие по воздействию фотографии трущоб. 

В 1880 год  Риис опубликовал  свою книгу   фотографий "How the Other Half Lives", которая произвела настоящий фурор.  Комиссар полиции Нью-Йорка Теодор Рузвельт, будущий президент, пришел с Риису и сказал "Я прочитал вашу книгу и я пришел чтобы вам помочь".   Именем  Якова Рииса назван один из ближних пляжей Лонг Айленда.  Туда можно доехать на автобусе, а летом из Манхеттена туда ходит кораблик.
Парк Колумба со статуей Сунь Ят Сена
В  1887 году  Нью-Йоркская мэрия издала закон, который позволял объединять отдельные частные участки территории и использовать их для создания парков. И вот на месте  Mulberry Bend был разбит парк. Архитектором этого парка был Calvert Vaux- тот же самый, что был архитектором Центрального парка. В 1911 году парк был зазван в честь Христофора Колумба. Сейчас этот парк находится в  центре  Китайского квартала, там днем китайские дедушки играют в шахматы, а посередине парка стоит статуя Сунь Ят Сена, китайского  революционера, основателя партии Гоминьдана  и одного  из наиболее почитаемых в Китае политических деятелей.  Сунь Ят Сен был проездом в Нью-Йорке и останавливался в Китайском квартале.

 Создание этого парка послужило толчком к перестройке всего района.   Сейчас   перекрестка пяти углов  уже нет, и части улиц, его составляющих,  тоже нет, и трущобы все разрушены.  Когда снимали фильм  "Банды  Нью-Йорка"  в 2000 году, то  съемки происходили в Риме- там оказалось легче  найти подобие тех улиц, которые когда-то существовали   на месте Пяти Углов.  В самом конце фильма появляется панорама современного Нью-Йорка, и, несмотря на то  что фильм вышел на экраны в 2002,  мы видим в финале башни- близнецы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий